Любовь (goldfond) wrote,
Любовь
goldfond

Зачёт

Какаду - такой затейник, не сидится ему спокойно на жёрдочке в клетке и по своей квартире не летается - ему весь мир подавай! Вот и сейчас, задумал очередную игру - решил составить сборник наших рассказов о казусах на экзаменах.
Школьные экзамены ничего, кроме головной боли, у меня не оставили, а вот институтские были веселей.

Был у нас на третьем курсе совершенно дикий для меня предмет - физика металлов. Мало того, что там была куча формул, которые я не могла запомнить и, тем более, применить, так ещё и преподаватель, по фамилии Ермаков, в них тоже, по-моему, плохо разбирался, т.к.лекции он читал, постоянно подглядывая в свои записи, путался и к тому же дикция у него была отвратительная. Единственное, что я запомнила оттуда - это выражение "Уравнение Шредингера". Самого уравнения я не помнила ни тогда, ни тем более, сейчас.
По этой физике металлов мы должны были сдавать зачёт с оценкой, а Ермаков на зачёте зверствовал - по словам старших студентов, у него с первого раза вылетало больше половины группы, а оценки выше тройки получали вообще единицы.
Я зубрила эту физику два дня и ночь перед зачётом, но эффект был более, чем сомнительный.

На зачёт впускали по несколько человек, рассаживали так, чтобы Ермакову были видны все наши телодвижения, он периодически бегал между столами и пресекал любые поползновения воспользоваться шпорами.
Я взяла билет, села радом с нашей старостой Светой, девочкой с абсолютно невозмутимым лицом и отличницей.

В это время кто-то уже отвечал и мне показалось, что такой же вопрос был в моём билете.
Я быстро начала конспектировать то, что говорил отвечающий, чтобы хотя бы на один из трёх вопросов у меня был ответ.
Отвечающий ответил или не ответил (уже не помню) на дополнительные вопросы и ушёл, тут Светка собралась идти отвечать.

Неожиданно в аудиторию вошёл кто-то из преподавателей, Ермаков приподнялся на стуле, чтобы ответить на рукопожатие и на мгновение потерял бдительность - перевёл взгляд с нас на вошедшего. Светка мгновенно подвинула ко мне несколько листков, мелко исписанных своим почерком. Как она умудрилась их достать - не представляю. Это оказались конспекты лекций.

Я из зарыла в кучу своих листков и начала передирать, вытягивая их буквально построчно из-под своих листков.
Светка быстро расквиталась с билетом, получила свою законную пятёрку и пошла к выходу.

Вдруг Ермаков подскочил ко мне, схватил всю пачку листков со стола и побежал к своему столу.
Я уныло поплелась за ним, что-то мямля о пересдаче, попутно поймав полный ужаса Светкин взгляд от дверей.

Он спросил:"А зачем вам пересдавать? Это вы писали?". Я неуверенно подтвердила.
"Ну, тогда давайте зачётку!".Я дрожащими руками протянула зачётку и вдруг увидела, что он мне ставит "отлично", не задав ни одного дополнительного вопроса.

Я совершенно ошалела от неожиданности - дело в том, что я писала размашисто, авторучкой с голубыми чернилами, а Светкины листки были написаны чёрной шариковой ручкой, а почерк у неё был мелкий и прямой, как чертёжный шрифт.

Мне потом оставшиеся рассказывали, что было после моего ухода.

Ермаков недоумённо спросил:"Я не понимаю, что эта девочка так испугалась? Я же за ней следил с самого начала - она как вошла, сразу стала строчить, я понял, что она знает предмет. Что же мне её спрашивать?!"

Ожидавшие своей участи за дверью ошеломлённо выслушали мой рассказ и, кажется, не очень поверили.
Однако, через пару дней аналогичный случай повторился в параллельной группе.
Вот так единственный раз в жизни я получила пятёрку ни за что.
Tags: мы все учились понемногу
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments

Recent Posts from This Journal