Любовь (goldfond) wrote,
Любовь
goldfond

Categories:

В день рожденья 2014

ребята подарили мне кучу всякой техники: новый телефон (комплект аж из двух трубок), светящуюся клавиатуру к компу, чтобы я не портила зрение и блок МФУ — принтер и сканер в одном флаконе.

С клавиатурой у меня начались заморочки, т. к. у неё плоские клавиши , я цепляю ногтями соседние; в результате появляется куча очепяток, и я вынуждена всё время перечитывать и корректировать написанное.

Принтером я пользуюсь на работе, поэтому с ним проблем не было, а позавчера решила освоить сканер и начала поиск объектов для сканирования — фотографий. Причём, искала какое-нибудь своё фото — я не люблю сниматься, поэтому их очень мало (исключая детские).

Полезла в альбомы — и погрязла до глубокой ночи: нашла множество старых фотографий, начала их перебирать и поняла, что так просто не выберу.

Старые чёрно-белые фотографии обладают такой магической притягательностью, вызывают столько воспоминаний и размышлений, в них столько тайны...
Столько людей, мне не знакомых, живших когда-то и общавшихся с моими родными, беззаботных, валяющих дурака, или застывших в напряжённых позах перед фотографом в фотоателье!

В общем, перебирала я, перебирала и вот только сегодня выбрала несколько карточек, но из-за их плохого качества и отсутствия фотошопа пришлось уменьшить в размере.


Вот, например, фото 1918 года, на нём моя любимая тётушка с какими-то подругами. Им здесь лет по 17 -18. Надпись на обороте: Леля, Наташа, Аня. Омск, декабрь 1918

Что это за девушки — я не знаю, тётушка никогда о них не упоминала.
Чем они занимались, о чём болтали, как проводили время?! Ведь это была гражданская война, в Омске была армия Колчака. Как они жили?

Или вот эта, 1922 года: тётушка с мужем, недавно поженились.


Об этом муже я тоже ничего не знаю. Знаю только, что у них была дочь, которая умерла в восьмилетнем возрасте, и вскоре семья распалась.
Этот дядя Костя больше никогда не возникал на горизонте, о нём не упоминалось.

А это — брат бабушки, таинственный Вася, о котором я ничего не могла добиться у мамы — она просто сказала: «Мы о нём ничего не знаем».

Фото 1915 года, он в военной форме. Возможно, он погиб, пропал без вести или эмигрировал — все молчали, как партизаны, памятуя репрессированного отца.

Мы с двоюродным братом, став взрослыми, очень жалели, что не "раскололи" нашу самую старшую тётушку, она может и рассказала бы о нём...

А вот моя мама (слева) со старшей сестрой, студентки Свердловского универа, фото 1937 года.
Они кажутся такими взрослыми и солидными! А маме было всего 19, а сестре 25.


Не понятно, какое к нам имеет отношение Людмила Максимовна Амашукели и её отец — Максим Афанасьевич Кучеровский, проживавшие в Петрограде на Каменноостровском пр. 43, кв.12 — это им адресованы эти открытки из Тифлиса. На штемпеле — то ли 1915, то ли 1916 год, плохо видно!




Наконец, нашла то, из-за чего затеяла освоение принтера - свою более-менее приличную фотографию: это я с подругами в 10 классе, на перемене, сидим и радуемся жизни.


Сейчас смотрю и вздыхаю — какая у меня была коса!! И ведь через 2 месяца я её отрезала в Таганроге, в какой-то занюханной парикмахерской!

Я отдыхала с тётушкой под Таганрогом, в станице Димитриадовской, и «обрезание» совершила втайне от родителей, которые бы мне это категорически не разрешили.

По возвращении домой папа не узнал меня в аэропорту и пробежал с букетом мимо. Отчётливо помню его лицо в тот момент, когда я его окликнула))

О том, что было дома, когда меня увидела мама — лучше не вспоминать. Некоторое время после они пытались меня заставить вновь отрастить волосы, но почему-то такие же не отросли, со временем все примирились с потерей, и я вообще стала стричься под мальчишку.

А вот сейчас жалею...Надо было косу оставить..
Tags: воспоминания, фотографии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments